Что он сказал ?

Что он сказал ?

Брайан ДЭЙ,
Секретарь исследовательской группы PRICE, ICAO

ВРЕЗКА После того как расследования нескольких серьезных происшествий указали на недостаточное владение экипажами и диспетчерами английским языком, в 1998 году ICAO решила принять меры по обеспечению соответствия требуемому уровню владения языком для персонала, ведущего радиосвязь на английском.

     До тех пор, пока радиотелефонная связь может осуществляться на языке наземных органов обслуживания, предписанный уровень владения английским языком не способен улучшить радиообмен в целом. Ясно, что требования должны применяться ко всем используемым при радиообмене языкам. Таким образом, шкала и требования в отношении владения разработаны с учетом говорящих как на родном, так и на не родном языке, и могут применяться к любому языку, не только английскому.
Поскольку Государства находятся в разных условиях и имеют разные потребности, исследовательская группа ICAO вышла с предложением, чтобы Государства имели выбор – использовать готовые тесты или разрабатывать свои собственные. Для упрощения разработки систем тестирования уровня владения языком ICAO разработает инструктивный материал. В нем особое внимание будет обращено на такие важные дополнительные аспекты, как соблюдение фразеологии ICAO и порядка ведения связи, обучение основным лингвистическим принципам, включая связь между разными культурами.
Работа исследовательской группы – это только начало. Доведение радиотелефонной связи до более высокого уровня безопасности – вопрос не праздный; он требует широкого сотрудничества и непрерывных, согласованных действий, особенно со стороны действующих диспетчеров и летных экипажей. В частности, жизненно важно, чтобы говорящие как на родном, так и не на родном языке, более точно выполняли существующие положения ICAO, особенно стандартную фразеологию ICAO, так тщательно и скрупулезно разрабатывавшуюся в последние 50 лет. Сообщение диспетчерских разрешений и эксплуатационной информации имеет исключительную важность и требует как точности содержания, так и аккуратной и отчетливой передачи. Однако язык не является идеальным средством для передачи точной информации, так как он, по существу, символичен – то есть слова и фразы называют предметы и понятия. Эта характеристика языка становится особенно проблемной, когда связь ведут говорящие не на родном языке. Осмысление этого принципа, и, следовательно, важности соблюдения стандартной фразеологии, является жизненно необходимым.
Семантический барьер существует во всех случаях языкового обмена, что может серьезно подрывать коммуникативный процесс. Не все слушатели воспринимают в том же значении использованное слово, фразу или выражение, поскольку люди просеивают слова сквозь разные системы мнений, знания, знакомство с культурой и жизненный опыт. Поэтому значения слов субъективны. Смирившись с неточностью языка, полезно поразмышлять над  некоторыми последствиями употребления слов, являющихся не более чем отражением предметов, которые они описывают. Не являясь самими предметами, слова могут означать – и часто действительно означают – различные для говорящего и слушателя вещи. По-видимому, ни один пилот не поймет неправильно указание Вышки “clear the runway”. Однако если бы эту передачу услышал водитель снегоуборочной машины, прослушивающий частоту, то могло бы быть выполнено совершенно другое действие, нежели предполагалось. (По стандартной фразеологии ICAO – “vacate the runway”).
Обмену радиосообщениями мешает отсутствие многих используемых при общении вспомогательных средств. При общении лицом к лицу язык тела говорит о множестве вещей. В соответствии с исследованиями, язык тела передает около 56% смысла сообщения, сами слова – только 7%. Интонации принадлежат оставшиеся 38%. Радиосвязь, естественно, лишена языка тела, а электронная модуляция голоса лишает речь выразительности.
Произнесение слов на другом языке и составление их в соответствующий грамматический контекст – труднейшая задача при повседневном общении. Иностранным экипажам намного сложнее вести связь на английском в условиях стресса, особенно в аварийных ситуациях. Эта сложность может привести к неправильному пониманию и отрицательно повлиять на безопасность полета. При межкультурном общении, даже если оно осуществляется на едином языке, жизненно необходимо не допускать недопониманий, а скрупулезно соблюдать стандартную фразеологию и соответствующие правила радиообмена.
Несмотря на сказанное, исследования связи пилот-диспетчер указывают на поразительно низкую степень ошибок. Анализ аудиозаписей показывает, что неточности случаются менее  чем в 1% связи. Такая низкая степень ошибок – заслуга сегодняшних пилотов и диспетчеров, тем более что высокая загруженность частот оказывает серьезное давление на правильные методы ведения связи. Без сомнений, такая удивительная эффективность достигнута благодаря высокому уровню знаний, опыту и вниманию. И все же степень соответствия стандартной фразеологии может быть повышена – и должна быть повышена. Иногда, особенно среди мелких эксплуатантов, существует уровень фамильярности, допускающий общение на уровне идиом. В то время как такое общение может укрепить товарищеские отношения между участниками, нестандартная и небрежная связь неминуемо ослабит ситуационную осведомленность прочих экипажей, работающих на этой частоте. С расширением мирового авиационного сообщества такую  «панибратскую» снисходительность надо пресекать.
     Проблему небрежной связи можно решать малыми затратами средств и времени. Оптимальная стратегия – это не издание распоряжений и не запугивание персонала дисциплинарными мерами; скорее всего это обращение к внутреннему чувству ответственности каждого диспетчера и пилота. Пожалуй, лучше всего производит впечатление простая истина; язык – средство несовершенное, допускающее заметное неверное толкование (т.е. при передаче одного смысла может быть воспринят искаженный). Именно по этой причине связь воздух-земля требуют наивысшей внимательности и дисциплины.
Чтобы донести эту мысль как до тех, для кого английский – родной, так и до тех, для кого он не родной язык, необходимо сотрудничество между авиакомпаниями и властными органами Государств. С пониманием основных лингвистических принципов у пользователей радиосвязи может возникнуть побуждение более точно придерживаться стандартной фразеологии, а когда это невозможно, с особенной осторожностью относиться к дикции, интонации, словарю и содержанию сообщений. Таким образом, разговорные выражения будут минимизированы, а предпринимаемые усилия по установлению обязательных уровней владения языком будут дополняться повышением внимательности при ведении связи. В целом, это не увеличит времени занятости частоты, а наоборот, уменьшит его. Станет меньше случаев, когда диспетчеры и пилоты должны добиваться подтверждения своих сообщений и, кстати, станет меньше инцидентов и происшествий, даже если они их не добьются.