Проблемы языкового обучения авиаспециалистов в России и их решение. Часть 2 – Пути решения проблем.

Проблемы языкового обучения авиаспециалистов в России и их решение. Часть 2 – Пути решения проблем.

Сергей Мельниченко
Авторская версия статьи
Опубликовано:«Новости аэронавигации», 2002, № 3

       В предыдущем номере «НА» рассматривались вопросы обучения английскому языку и его использования при обслуживании воздушного движения. Выявленные проблемы остро ставят вопрос совершенствования не только фразеологии, но и знания обычного английского языка. Для кардинального решения проблем, стоящих при преподавании, изучении и использовании английского языка, следовало бы принять концепцию языковой подготовки, которая бы предусматривала принятие мер в таких областях, как система обучения, допуск к самостоятельной работе, организация регулярных семинаров и подготовка учебных материалов для языковых инструкторов, применение в российской практике некоторых процедур ИКАО, организация исполнения требований концепции. Целью концепции определить достижение рабочего уровня ИКАО владения языком (более подробно в «НА» №1, 2002).

Учитывая, что процесс перехода на новые принципы обучения потребует времени (5-7 лет), следовало бы приступать к нему в ближайшее время.
Прежде всего необходимо определить уровень языковых знаний по рекомендованной ИКАО шкале. Таким образом, станет известно, какого объема подготовку надо будет обеспечить для достижения рабочего уровня ИКАО. Неплохо бы закончить с туристическо-поощрительными поездками за рубеж, поскольку их положительный результат сходит на нет в течение первых шести месяцев после возвращения, а в памяти твердо остается “Two more beers, please”. Вместо этого на предприятиях следует определить (не только решением руководителя, но и тестами) наиболее подготовленных по английскому языку диспетчеров-инструкторов, и именно их направлять на шести-восьминедельные курсы 3-4 раза в течение первых двух лет, далее – 1 раз в год. О их дальнейшей роли поговорим чуть ниже.
В системе обучения при поступлении на специальность «Диспетчер УВД» следует ввести вступительный экзамен по английскому (а не иностранному) языку по программе средней школы. Информация учебных заведений о нововведении публикуется в открытой печати заблаговременно – за 1-2 года, чтобы дать возможность потенциальным абитуриентам уделить внимание более глубокому изучению языка.
Одновременно ввести раздельное преподавание обычного английского языка и фразеологии радиообмена. Понимая, что большинство поступивших будут иметь элементарный уровень знаний, за время обучения необходимо этот уровень поднять до следующего – предварительного. Выбор программ обучения, учебников, методической литературы, компьютерных программ и других материалов не должен регламентироваться. Преподаватель английского языка должен сам выбирать инструментарий. Объем курса не должен быть меньше 440 часов.
Курс фразеологии радиообмена (120 часов, из них не менее 40 часов на тренажере) будут преподавать диспетчеры-инструкторы, которые к этому времени вернутся из англоязычных стран и смогут заказывать по-английски не только пиво, но и… нет, не угадали. Они смогут профессионально обучать использованию конкретных фраз в конкретных ситуациях  – тому, чему обычный преподаватель английского языка научить не может. Единая для всех программа курса будет утверждаться ГС ГА и будет обязательна к применению без каких-либо изменений со стороны языкового инструктора. Любые дополнения, исправления и изменения вносятся в программы после их одобрения ГС ГА, о чем ставятся в известность все учебные заведения, осуществляющие преподавание английского языка. Окончившие курс должны уметь вести связь в обычных условиях и при возникновении особых случаев в полете.
При повышении квалификации один раз в два года в учебных заведениях ГА также необходимо разделить обычный английский и фразеологию радиообмена. Основной целью языковых курсов должно стать повышение владения в соответствии с разработанными ИКАО уровнями:

Предэлементарный

Произношение, структура, словарный запас, беглость речи, понимание и диалог – на уровне ниже элементарного.

Элементарный

Произношение. Произношение, ударение, ритм и интонация сильно подвержены влиянию первого языка или регионального варианта и обычно мешают пониманию.
Структура. Только ограниченное управление несколькими простыми заученными грамматическими структурами и моделями предложений.
Словарный запас. Ограниченный объем словарного запаса, состоящий только из отдельных слов и заученных фраз.
Беглость речи. Умение произнести очень короткие отдельные заученные высказывания с частыми паузами и отвлекающим использованием слов-вставок при поиске выражений и произнесении менее знакомых слов.
Понимание. Понимание ограничено отдельными заученными фразами, когда они произносятся тщательно и медленно.
Диалог. Реакция замедлена и часто неуместна. Диалог ограничен простым рутинным обменом.

Предварительный

Произношение. Произношение, ударение, ритм и интонация подвержены влиянию первого языка или регионального варианта и часто мешают пониманию.
Структура. Основные грамматические структуры и модели предложений, ассоциируемые с предсказуемыми ситуациями, не всегда хорошо управляемы. Ошибки часто мешают пониманию.
Словарный запас. Объем и точность словарного запаса часто достаточны для эффективного общения на общие, конкретные или связанные с работой темы, но объем ограничен, а подбор слов ошибочен.  Частая неспособность успешно перефразировать при недостатке словарного запаса.
Беглость речи. Умение произнести несколько связных фраз, но фразировка и паузы часто  неуместны. Сомнения или медлительность в воспроизведении языка могут препятствовать эффективному общению. Слова-вставки иногда отвлекают.
Понимание.  Понимание часто точное по общим, конкретным или связанным с работой темам, если используемый акцент или вариант достаточно понятны для международного сообщества пользователей. Возможно непонимание лингвистических или ситуационных осложнений или неожиданных поворотов событий.
Диалог. Реакция иногда мгновенна, уместна и информативна. Способность инициировать и поддерживать обмен по знакомым темам и в предсказуемых ситуациях. Обычно неадекватное решение неожиданного поворота событий.

Рабочий

Произношение. Произношение, ударение, ритм и интонация подвержены влиянию первого языка или регионального варианта, но только в единичных случаях мешают пониманию.
Структура. Основные грамматические структуры и модели предложений используются творчески и обычно хорошо управляемы. Ошибки могут случаться, особенно при необычных или неожиданных обстоятельствах, но редко мешают пониманию.
Словарный запас. Объем и точность словарного запаса обычно достаточны для эффективного общения на общие, конкретные или связанные с работой темы. Способность часто успешно перефразировать при недостатке словарного запаса в необычных или неожиданных ситуациях.
Беглость речи. Умение произнести несколько связных фраз в соответствующем темпе. Могут происходить редкие потери беглости при переходе от отрепетированной или шаблонной речи к спонтанному диалогу, но это не препятствует эффективному общению. Использование речевых признаков или связей ограничено. Слова-вставки не отвлекают.
Понимание. Почти всегда точное понимание по общим, конкретным или связанным с работой темам, если используемый акцент или вариант достаточно понятны для международного сообщества пользователей. Когда говорящий  встречается с лингвистическим или ситуационным усложнением или неожиданным поворотом событий, понимание может быть замедленным или требуются уточняющие стратегии.
Диалог. Реакция обычно мгновенна, уместна и информативна. Инициация или поддержание обмена даже при неожиданном повороте событий. Адекватное решение явных недопониманий посредством проверки, подтверждения и выяснения.

Продвинутый

Произношение. Произношение, ударение, ритм и интонация хотя и подвержены влиянию первого языка или регионального варианта, редко мешают пониманию.
Структура. Основные грамматические структуры и модели предложений хорошо управляемы. Попытки использования сложных структур, но с ошибками, которые иногда  мешают пониманию.
Словарный запас. Объем и точность словарного запаса достаточны для эффективного общения на общие, конкретные или связанные с работой темы. Способность точно и успешно перефразировать. Словарный запас идиоматичен.
Беглость речи. Способность относительно без усилий длительно говорить на знакомые темы, но отсутствие способности изменять поток речи в качестве стилистического инструмента. Способность использовать надлежащие речевые признаков или связи.
Понимание. Точное понимание по общим, конкретным или связанным с работой темам и почти всегда точное понимание, если говорящий встречается с лингвистическим или ситуативным усложнением или неожиданным поворотом событий. Способность понимать спектр речевых вариантов (диалект и/или акцент) или запоминать их.

Эксперт

Произношение. Произношение, ударение, ритм и интонация хотя, возможно, и подвержены влиянию первого языка или регионального варианта, практически никогда не мешают пониманию.
Структура. Как основные, так и сложные грамматические структуры и предложения хорошо и согласованно контролируются
Словарный запас. Объем и точность словарного запаса достаточны для эффективного общения по широкому спектру знакомых и незнакомых тем. Словарный запас идиоматичен, отражает нюансы и легко пополняется.
Беглость речи. Способность естественно и без усилий длительно говорить. Смена темпа речи для стилистического эффекта, например, для подчеркивания сути. Непринужденное использование надлежащих речевых признаков и связей.
Понимание. Полное и точное понимание почти во всех контекстах, включая понимание лингвистических и языковых тонкостей.
Диалог. Ведение диалога с легкостью почти во всех ситуациях. Распознавание вербальных и невербальных намеков и соответствующая реакция на них.

       Допуск к самостоятельной работе на английском языке после прохождения первоначального обучения необходимо проводить по специальным программам, которые следует разработать, под контролем переводчиков (преподавателей) и диспетчеров-инструкторов, имеющих более высокий уровень владения, чем вводимый в строй диспетчер.

       С целью регулярного обмена опытом, налаживания связей между предприятиями по ИВП и УВД и учебными заведениями, ГСГА следует всячески поддерживать регулярное проведение семинаров (в том числе международных) по вопросам преподавания обычного английского языка и фразеологии радиообмена с привлечением диспетчеров-инструкторов, переводчиков и руководителей предприятий.

       Для перехода от существующей системы языковой подготовки к новой концепции можно заблаговременно, за 4-5 лет, заявить, что в России радиообмен на международных трассах и в международных аэропортах будет осуществляться только на английском языке, кроме полетов, выполняемых ВС государственной авиации. Это заставит и экипажи авиакомпаний, использующих такие трассы и аэродромы, повысить свои знания английского.
       Необходимо также официально согласиться с тем, что специалисты, достигшие уровня владения выше рабочего, освобождаются от дальнейшего подтверждения знаний или повышения квалификации.
       Следует уже сегодня приступить к разработке тестов для дальнейшего определения уровней владения английским языком. Такое тестирование следует провести для всех специалистов, осуществляющих УВД на английском языке, а также для преподавателей и диспетчеров-инструкторов. Ждут своей очереди единые программы первоначального обучения и повышения квалификации по ведению радиообмена.
       Хочется надеяться, что предлагаемые действия во многом решат те проблемы, которые стоят сегодня и перед преподавателями, и перед переводчиками, и перед диспетчерами.